Циклоп



Этот огромный человек: 170 кг, при росте среднем, имеет тончайшее устройство души!
Вчера я снял с расправилки (две параллельные дощечки, щель между ними, пенопласт…) беляночку морсей (Leptidea morseì,– латынь), наколотую на энтомологическую булавку, дарю ему сей экземпляр, и он, держа в своей медвежьей лапе эту металлическую волосинку и глядя на распяленный беляночный испод, воскликнул:
– О, какое чудо! Вот эти тонкие мазки – ты посмотри… и пятнышки в них продолговатые. Какая же она красивая!
Представьте себе бабочку-капустницу, уменьшите в три раза, мазки и пятнышки палево-серые и беловатые добавьте – будет то же самое! Ну да, я груб… Эх, не понимаю я красоты истинной!


Беляночка морсей

А позавчера я подарил ему бархатницу Дейдамию (Lopinga deidamia), пакетик треугольный кальковый с ней из морилки достав, развернув и на его ладонь положив, и он так щурился восхищённо и чмокал:
– О, какая красота… Эти пятна – как метеоритики в ночи! Прелесть.
По мне же – белый крап на чёрном…Натуралист вот я, и нету во мне виденья эстета!
Ну а сегодня он просит меня поймать ему циклопа (Erebia cyclopius). Наверное в десятый уже раз. Он умоляет меня поймать циклопа. Бабочка его мечты, которую он видел в прошлом году в моих сборах, но я не дал – одна, нужна для науки! Циклоп размером с ту же капустницу, а крылья тёмно-бурые, чуть бархатистые, и на верхних, в углах их – по черному большому глазку в жёлтой кайме, в которых ещё и по две точки белые. Ничего особенного. Ах да, ну груб опять… Простите. Но для него – это шедевр красоты природной, Мона Лиза бабочек!
Пора его вам представить: Роман Шавлов (на фото выше), Якутск, в годах уже, – все в этом городе и прожиты. Человек удивительный: знает всё о птицах, земноводных, пресмыкающихся и рыбах, включая образ жизни каждого вида, особенности поведения, включая его латинское название и таковое всех его подвидов! Часами этот реинкарнированный Дарвин может рассказывать о животных, с тонкостями превосходнейшими. А ещё он выдающийся кулинар. Дайте ему кусок хлеба и картофелину – он из этого сделает пять блюд! Работал Рома (его, как друга, предпочитаю именовать уменьшительно) в 90-х постовым милиционером, с дубиночкой по улицам ходил, но кто сказал, что это мешает тонкости душевной? А теперь работает Рома в «Чочур Муране»…
Э, про это заведение повесть писать надо! Ресторанно-этнографический комплекс, в виде острога первопроходцев, где не только потчуют – пожалуй, всех вкусней в Якутске, но есть ещё Дом Купца и Зимовье Охотника, и хотон (вариант балагана) якутский, и ферма лаек, и всевозможные палеонтологические, таксидермические и прочие редкости. Создание друга Ромы, Германа Арбугаева, «Чочур Муран» стал визиткой столицы Якутии, и его Надо Видеть!


Один из залов «Чочур Мурана»

Герой наш заведует в нём посадкой декоративных растений, цветов, и контролирует уход за ними – он и ботаник ещё, ко всему прочему!
А я каждый июнь и июль последние лет пять живу по несколько дней в Доме Купца, по приглашению Германа и Ромы, по пути в свои лепидоптерологические (запоминайте – лучший тест на трезвость!  ну за бабочками то есть) экспедиции в Якутии и на обратном. И ловлю сию порхающую живопись для Роминой коллекции. Увлёкся он собиранием бабочек, рассматривая их экземпляры в моих сборах и что я в окрестностях «Чочур Мурана» поймал, где тоже есть виды бабочек интересные. Сам он ловить не может из-за веса, диабета проклятого, и почему бы не помочь хорошему, тонко устроенному человеку, что-нибудь из пойманного ему не подарить!
И вот сегодня я опять иду ловить циклопа для Ромы. Я видел вчера циклопа, да не поймал. Я иду ловить циклопа для всего «Чочур Мурана»! Рома рассказывал о нём всем официантам и даже охраннику с уборщицей.
– Какая же это красивая бабочка – циклоп! Просто нет эпитетов… Юра поймает – покажу!
Он рассказывал про циклопа «Чочур Мурану» весь год, и официанты уже чуть ли не скандировали: «Циклопа! Циклопа!..», когда я уходил его ловить.
Я шёл мимо здания ГРЭС к лиственничнику на холме, где я видел циклопа. Меня кусали комары. Я ловил по ходу желтушек, что-то ещё. На холме носились тёмные, как везде в Якутии, махаоны. Битые… Я рассматривал каждого в сачке, отпускал. Циклоп! Летит, слегка подпрыгивая в воздухе, в пяти метрах от меня у леса, я бегу к нему. Взмах сачком… Взял! Через час я поймал даже ещё одного циклопа. Редка эта бабочка в местах этих…


Вид на ГРЭС

Я пришёл на «Чочур Муран» и раскрыл перед сидящим на уличной скамье Ромой конвертик с циклопом:
–Твой!
– Ааа!.. – схватил он конвертик двуручно, радуясь несусветно.
Рома очень эмоционален.
Он встал, умиротворённо щурясь, со скамьи, и, опираясь на ортопедический костыль, пошагал к официантам, чтобы показать им циклопа. Я пошёл с ним.
Официанты молчали…
– И что в нём такого? – сказал недоумённо один из них.
Ну конечно же, они рисовали в своём воображении бабочку невероятной стати: ярко-синюю или изумрудную, с пятнами золотыми, крыльями резными, хвостатыми – что-нибудь как в детской книжке-раскраске, большую…
– Да не понимаете вы, тупицы, истинной красоты! Вы посмотрите на этот глазок – пуговичку изящную! И какая изогнутая, акварельная почти полоса на исподе… – кипятился Рома.
Эх, не понимает народ наш обычный тонкой земной красоты. Ну не по-ни-мает!


Циклоп

ЯКУТИЯ, МОМСКИЙ ХРЕБЕТ

Или занимательное путешествие энтомолога

Окончание


2 июля (продолжение). Вскоре опять пошёл дождь, и дальше он только нарастал. Я теперь рад был ему. Потушит лесные пожары! Так и произошло. Дым постепенно начал рассеиваться, и часа через два его уже не было. Через три начала подниматься вода в реке. Мы её то и дело переходили, и без того немалую, обходя прижимы, а что будет дальше?.. Прибавили скорость – шли почти в темпе спортивной ходьбы. Удивлялся в очередной раз, какую великолепную физическую форму приобретаешь в таких экспедициях: сердце уже не колотится, пота нет, ноги – «железные», иди хоть ещё 200 км! Под вечер выскочили с русла реки на шедшую в Хонуу гравийную дорогу. Успели! Ещё через полчаса воды в реке было бы по пояс уже… «Бег» по гравийке – и через два с половиной часа мы в Хонуу! Пройдя за день 45 км. Скажи мне кто такое до похода, не поверил бы. Адреналин – лучший допинг! :)


3-6 июля. Опять жил в том новом доме – глядя в окно на пасмурное небо и в телевизор. Циклон и вправду серьёзный случился. Сутки шёл дождь, потом трое – свинцовая облачность, холод. Горы над посёлком побелил снег… Провёл в местной школе для учителей и детей лекцию о нашем походе, с показом фотографий. Подвёл итог конкурса по выращиванию бабочек. Двое детей вырастили их из найденных гусениц, но по одной всего, и обе – медведицы Кайи. Скромен итог… Ну в общем я и предполагал такой. Дети, как это обычно бывает, увлеклись интересной, новой для них темой, ну а потом – разные дела свои, игры, и забыли о ней. И всё-таки вырастили! Вот одна из медведиц.


А вот – чемпион. Он лучше сохранил бабочку, ну и ещё у него таких же три гусеницы было, по его словам, но они сбежали. Витя Старков. И мой приз.


Надежда Васильевна Иванова продолжала шествовать надо мной, звала в гости. Она – слева, а справа – начальник управления образования Момского района Татьяна Дмитриевна Андреева, которую она пригласила для встречи с «известным российским энтомологом» (в чём не вполне уверен :)). Татьяна Дмитриевна запомнилась мне рассказом о детях в маленьком якутском селе Тюбелях – какие они любознательные, светлые, как любят школу и тянутся к знаниям. Впервые в жизни я видел чиновника, так душевно и искренне относящегося к своему делу.


Разными вкусностями угощала меня Надежда Васильевна. Это – икра омуля!


В один из дней посетил школьный музей, где его директор Антонина Ильинична Никулина устроила мне бесплатную экскурсию, с интереснейшей лекцией об истории района, его людях и деревянной церкви в Зашиверске, перевезённой потом в Новосибирск. На фото Антонина Ильинична и макет этой церкви, размещённый в школьном музее.


Макет старинного якутского жилища – балагана, в экспозиции музея.


Коллекция авторучек.


7 июля. Распогодилось. Прогулялся «по бабочкам» возле Хонуу. Опять – дорога за лётным полем, а потом шёл по лесной, «проверяя» поляны. Из интересных видов были голубянки камчадалус и перламутровки аляскенсис. Вот снял парочку…


А Кеша в своём компьютере фотографию местного феба! Снял в Момских горах несколько лет назад. Полюбуйтесь… Красного цвета практически нет, – всё как описывал! Новый подвид? Да, надо будет мне опять эти горы посетить… Хотя бы ещё раз. Попробую.


8 июля старый Ан-24 «Полярных авиалиний» поднимает меня, покачиваясь и мощно гудя, над Хонуу. Делает полукруг… Я вижу Момские горы. Прощайте, родные! Вернусь ли? На душе радость и грусть…

--- Начало
--- Часть 2, 3, 4, 5

ЯКУТИЯ, МОМСКИЙ ХРЕБЕТ

Или занимательное путешествие энтомолога

Часть пятая


25 июня. Погода – звенит. Решил опять идти в этот распадок, караулить других «арктикусов». Провёл около часа у подножья и в месте купания. Нету… Полез вверх на осыпь. Хохлаток их тут немало… Летит! Сам буквально летя по осыпи, «цепляю» ещё одного самца… Тоже крупней номинативного и опять отличающийся от него рисунок. Брожу часа два по осыпи, буксуя в её «дресве», но отлавливаю ещё двух самцов… Поднимаюсь на седловину и снимаю округу (выше), потом с неё на другую осыпь спускаюсь. Вспархивает буквально из-под ног самка «арктикуса»! Ловлю. Такая же чёрная, с тем же примерно рисунком. Фантастика. К вечеру ловлю ещё трёх самцов и самку этого вида. Такие же внешне… Прихожу в лагерь героем. Выпить бы – эх, отметив удачу, да вот не взяли спирта: решил, что лишний вес…


26 июня. Ещё бы мне в этом районе полазить, но по небу пошли белые космы – предвестник циклона. Предлагаю Кеше уходить… Да и поймал достаточно я этих «арктикусов» – хватит для науки, а вот засесть в горах тут не хочется. Обратный авиабилет мной куплен, и если пропадёт, не попаду на тур в Хабаровском крае… Работа. Кстати, выбраться из Хонуу летом можно только по воздуху. Есть зимник, но действует он до апреля, а по Индигирке доплыть от единственной выходящей к ней в районе Усть-Неры круглогодичной дороги плавсредствам не дают пороги. Кеша, посмотрев на небо, поддержал моё предложение. И вот уже собрали вещи, идём… Пойти решили другим путём: мимо амбара (12), чтобы забрать остаток продуктов. Маловато их у нас уже было… По пути полазил с час по похожей и, показалось, даже лучшей осыпи, где было много хохлаток «арктикуса», но – голо… Уже отлетали? Перешли Хулурин, долго по ровной как стол тундре шагали – хоть в футбол играй! Ягоды шикши были повсюду (на фото): водичка чуть сладкая, мелки, но что-то в них было – «щипал» их и ел на привалах. И опять вот пряталось солнце, дождь крапал… Опять не увидел я бабочек тундры классической. Эх, ещё бы сюда заглянуть как-нибудь!


Начался лес. В нём Кешу сфотографировал.


Снова перешли Хулурин. Лес густой… Как тут Кеша найдёт направление к амбару?! Вышли точно к нему! Лесина поперёк двери… Её мой проводник отодвинул. Внутрь вошли. В железной бочке под крышкой из металла того же лежали наши продукты. Целы! Живём.


Вот такое окно у амбара. Вокруг – царапины от когтей медведей!


А это внутри. Мох когда-то был, но его похитили бурундуки и птицы. Через щели в амбар «вливались» комары, и опять выручила зажжённая мной спиралька… Как здорово, что взял её в поход – не думая, кстати, о постое в избах.


На улице вот в такой «инновационной» печи приготовили ужин.


А это на ветке поблизости… Хохлатка какая-то.


27 июня. Утром половил бабочек на большой поляне перед амбаром. Попадались трифизы нервоза, торфяниковые желтушки, перламутровки селенис, поймал желтушку вилюенсис и голубянку ликормас. «Впряглись» в рюкзаки и пошли дальше… По старой вездеходке поднялись на пологий «холм». Два вагончика на нём стояли – брошенные тоже, эвенские.


Внутри одного из них была вот такая «картинная галерея»! Не чуждо высокое искусство оленеводам… Эх, и как же всё погибло тут – почему? Грустно на душе было, когда уходил от этих вагончиков, с их напоминанием о былой жизни, людях…


Спустились по тропе с холма, ручей перешагнули и долго шли кустарниковой тундрой. Откуда-то слепни налетели, ехали на Кешином рюкзаке. Сзади вдруг пелена дыма возникла, окрепла. Там, откуда ушли! «Сухая гроза до нас, видно, была, и теперь пожар в лесу разгорается…» – сказал Кеша. Как повезло, что вовремя ушли от амбара! Да, Момские горы опасны: вроде не сильно сухой сезон, а вот уже не первый пожар здесь... В обед пришли к нашей главной избе («читальне») – сделав за эти дни круг от точки 8 и обогнув всё это редкой красоты нагорье.

85-2.jpg
Небо опять померкло… Лесной пожар находил и с другой стороны. Мда, как мы завтра пойдём дальше? На душе было тревожно.


28 июня. Уходим… «Задраили» бочками дверь. Прощай, изба! Хорошо поживал я в тебе: столько журналов прочитал, Кешиных лепёшек съел! Прямо сроднился с избой, и какая-то тоска охватывала, когда оглядывался на неё, уходя всё дальше через сухое русло реки… И вот уже поднялись на тот, «медвежий», перевал. Энеисы тут порхали, облика мелиссы и боре. Половил немного… Снял чернушку оккульту (выше). Дальше – опять тучи, дождя крап… Дыма, слава богу, не стало почти: снёс ветер. Снова остановились у бездверной избы, костёр развели возле и в ней пообедали. Стол дощатый, скамьи… Кто и зачем дверь утащил, ну скажите? Потом опять – оленегонная тропа и долгий путь по ручью ко второму перевалу. Казался вечным, забрал уж силы все, но в девять вечера дошли-таки до того каменистого пятака, где стояли. Скорее ужинать, ставить палатки… Уснули без задних ног.


29 июня. Утро встретило солнцем. Решил рискнуть, и половить весь день бабочек в этом распадке, а завтра – двинем дальше. Кеша был не против. Он решил прогуляться вдоль большого притока ручья, а я направился к упомянутому в первой половине отчёта второму перевалу, что был уже рядом. Вокруг – нагромождения камня, травы почти нет, но вспархивали иногда энеисы боре и летали чернушки оккульты. За полчаса дошёл до перевала. На той его стороне, в пяти метрах, ещё снежник «держался». Дымом натягивало… Повернул обратно, и сходил ниже от лагеря. Тут уже было много цветов, и летали разные бабочки. Голубянок гландон поймал, перламутровок Евгений, чернушек дабаненсис, крупных клоссиан облика эрды или дистинкты, энеисов боре… Снял возле ручья вот такой красочный мох.


И такую медведицу!.. Думаю, что квензели. Эту модель решил-таки поймать, но занёс сачок – она взвилась свечой: и привет!


30 июня. «Марш-бросок» ко второй избе. Шли легко, ибо путь был всё время вниз, рюкзаки с убытием продуктов полегчали весьма, да и форму набрали. Ловил по ходу бабочек. Везде были парусники Эверсманна, попадались желтушки вилюенсис, поймал немалую редкость – чернушку Росса. Дошли вечером до второй избы, в ней переночевали. На фото – окрестности.


А это ещё одно Кешино фото – сделанное в этих местах несколько лет назад в походе с якутскими биологами. Мохноногий сыч.


1 июля. Движемся к первой избе. Снова – старая вездеходка, мари, бабочек мало, и уже какая-то лень их ловить… В обед вышли к озёрам у первого перевала. Кеша порыбачил тут около часа, найдя когда-то припасенный им дрын и привязав к нему леску с поплавком и крючком. Наживка – слепень. Поймал двух хариусов. Суп из них приготовили. После 18 дней с тушёнкой чуть ложки не проглотили!.. Прошли перевал, на старой эвенской тропе Кеша поднял и повесил на дерево старое жестяное ведро. «Медведь опять сбил… Сколько хожу тут – вешаю это ведро, но медведь каждый раз сбивает». Таёжные игры! Вышли к реке Арга-Тирехтях, и Кеша снова порыбачил, поймав очень большого хариуса. Наконец – изба! Быстрый «костровой» ужин… Спать.


2 июля. Просыпаюсь утром, а за окном – капель! Циклон таки догнал нас… А может – очередной «мимолётный» дождь. Но вряд ли, уж больно мощные были космы… Трублю Кеше подъём. Быстро готовим на газовой горелке завтрак. Выходим… Шли в дождевиках, но вскоре сняли – дождя нет, солнце. Путь держим по каменистому ложу реки Арга-Тирехтях, бабочек тут мало, но иногда проносятся оранжевые желтушки. Я сачок достал, поймал двух. Обе – вилюенсис. А впереди дым от лесного пожара сгущается, и вскоре уже не видно гор, в горле першит… «Не задохнёмся?» – спрашиваю Кешу. «Да вроде не должны… Тут тропа через горы есть – в крайнем случае по ней пойдём!»

--- Окончание
--- Часть 1, 2, 3, 4

ЯКУТИЯ, МОМСКИЙ ХРЕБЕТ

Или занимательное путешествие энтомолога

Часть четвертая


20 июня (продолжение). Идём по тундре (9), небо снова нахмурилось, и вскоре начался дождь. Путь продолжаем, надев дождевики. Эх, не повезло с погодой – не узнаю, что за бабочки водятся в этой обширной тундре. Гряды отнимают изрядно силы подъёмами. Иногда траверсим…


Часа через три выходим к реке Хулурин. Здесь тоже тополёво-чозениевый лес кое-где в пойме, но разреженный сильно – «нестрашный». Погода налаживается. Обедаем возле реки. На мой рюкзачок садится шмель, приняв рисунок на нём за цветок. К вечеру доходим до верховий Хулурина и останавливаемся на ночлег на лужайке возле большого его притока (пункт 10). Рядом «торчит» редкий ивняк, с сухими кустами и ветками, ломаем их и готовим на костре ужин.


21 июня. Направляемся вдоль того же притока выше. План: перевалить в истоки реки Бадярихи и там пожить и с сачком походить несколько дней… Стоять в палатках – изб в тех местах уже нет. Идём по каменистому ложу притока, мимо островков тундры. Лес и ивы сюда уже не идут. Солнце, тепло, но бабочек нет, кроме редких белянок каллидице и пару раз порхнувших чернушек оккульт. Вскоре понимаю, что забрались слишком высоко для живого: субнивальная зона! И в истоках Бадярихи будет то же самое… Надо ли туда идти? На карте здесь горы такие же чёрные, как на Бадярихе. Вроде осыпей там побольше… Но путь долог и сложен. Предлагаю Кеше вернуться немного назад и стать лагерем в этой округе. Он согласился. Выходим к первой попавшейся просторной лужайке и бросаем на ней рюкзаки. Тут будет лагерь. Бабочки порхают! Поймал несколько парусников Эверсманна, побегал за желтушками тихе, теннисным эйсом оккульту взял. Дождь налетел, сильный ветер – сидел в палатке, боясь, как бы не сломал старушку. Выдержала! Ей уже 12 лет, купил за 400 р. (!) в «Пятёрочке», обрадовавшись весу: килограмм и сто грамм! Без тента, но накрываю её «покрывалом», сделанным из пакетов для мусора – невесомым совсем, обкладываю камнями. Так и хожу... На фото – новый наш лагерь.


Под вечер пошёл к небольшой чёрной осыпи на той стороне притока. Порхнуло что-то белое у её основания… Ловлю. Арктикус! Эндемик Восточной Сибири из рода парнассиус. Но пойманный мной крупнее номинативного подвида, что водится в горах Сунтар-Хаята, рисунок немного другой… Может, сходный новый вид? Подержал бабочку пять минут в холоде, посадив в контейнер и опустив его в ручей, снял на цветке.


Цветок-то, кстати, непростой: якутская городковия (Gorodkovia jacutica), тоже восточносибирский эндемик. Вот только она ли? Номинатив – с белыми мелкими цветками, на хребте Сунтар-Хаята в Якутии и Магаданской области я её встречал, но у этой цветки раза в полтора крупнее и часто – розоватые, сиреневатые. Подвид?.. И известен ли он? Одно растение выкопал и поместил между листами ватмана – пошлю гербарий ботаникам. Кстати, якутская городковия – единственный нектаронос, на котором, по моим наблюдениям, питается арктикус. У других, видимо, цветоложа длинные, не может он с них брать нектар. И пойманный мной «арктикус» (поставлю таки кавычки) был на городковии этой… Что если открыл новый вид растения и бабочки? Хороший день!


22 июня. Ну очень бодрое утро: парусники Эверсманна летают везде по поляне и спариваются, спариваются. :) Не видел ещё такого… Снял двух.


Решил пойти к большой чёрной осыпи, километрах в трех вниз по ручью, и на ней искать этих «арктикусов». Перешел ручей, полез на крутой каменистый обрыв, и на полпути, довольно сильном уклоне, нашёл гусеницу феба. Сидела на побеге золотого корня, его уминая. Взял её с собой, положив в контейнер и еще побегов корма набрав, решил вырастить, но через два дня не прижал достаточно крышку после его чистки – сбежала…


В широкой долине ручья на подходе к осыпи увидел большие следы волка. Тут водится его полярный подвид – до 90 кг бывает. Летом волки в Якутии, говорят, не нападают на человека, но всё же достал из рюкзачка и положил в карман «Сигнал охотника» – разновидность петарды, что беру с собой в походы в подобных районах. Залез на осыпь, и солнце скрылось! Опять тучи ползут… Блин, погода нужна! «Арктикусы» эти, как большинство парусников, летают только при хорошем солнце. Сидел, ждал его… Нету. Кормовые растения обычного арктикуса, хохлатки Городкова (а может, похожей на неё магаданики? кто их знает…), росли кое-где на осыпи, стал яйца на них и возле искать. Нашёл! Аж сразу пять штук, на камне возле растения… Сфотографировал. Можно было бы взять, попробовать выкормить гусениц, но не хватило бы времени: планировали быть в этом районе не больше недели.


Погода так и не наладилась, и, посидев ещё часа два на осыпи (на фото), пришёл в лагерь. Выше я написал, что в этом туре мне очень повезло с погодой, но постоянно упоминаю «небесную» хмарь. Эх, знали бы Вы, какая погода бывает в горах Якутии! Сильные дожди, снег… Который может лежать неделю и больше. Насмотрелся… В этом же туре небо лишь хмурилось, ну иногда моросил недолго дождь, было тепло, и бабочек я ловил практически ежедневно.


Обычный в этих горах вид цветов снял по пути.


Ещё одно фото… Нигде я не видел столько цветов, как в Момских горах!


И ещё вот…


Кеша в этот день ходил искать чубуку, для учёта и фотосъёмки – не видел… Волки, говорит, испугали, похоже. Много следов… Но по пути снимал кое-что. Вот одно фото. Черношапочный сурок – сибирский эндемик и редкость. Увидев мою гусеницу феба, сказал, что вид этот здесь обычен (знает Кеша некоторых бабочек). В июле летает. Ого! Везде феб летает с середины июня… Попросил его описать этого феба. Выяснилось, что у половины особей нет красных пятен на нижних крыльях! С ума сойти… Ещё один точно новый подвид парнассиуса! Может, тоже вид?.. Фебы. Завтра. Послезавтра… Очень хочу увидеть вас!


23 июня. Уходим ниже по ручью. Лучше всё-таки там лагерь поставить, километрах в пяти отсюда: теплее, растительность гуще – будет бабочек больше. Вдруг фебы?.. Да и осыпи хорошие в той округе – будет где прогуляться по «арктикусам». По пути залезаю на вчерашнюю, сбросив у подножья рюкзак. Вон он, летит!.. Белая бабочка планирует «слаломно» вниз по склону, я бросаюсь за ней, съезжая по осыпи. Взмах сачком!.. Взял. Ещё один самец «арктикуса». Тоже очень крупный, с отличающимся от номинатива рисунком… Сидел на осыпи минут сорок. Больше – нету. А Кеша «подловил» меня на фото…


Прошли дальше, и поставили лагерь возле большого курумника из чёрных камней на краю просторного тундрового поля (11). Роскошное место! Тут и бабочек было множество. Пролетали то и дело парусники Эверсманна, порхали чернушки Павловского, чуть пройдя вдоль склона, нашёл место чернушек полярис (в Якутии их ещё не ловил – а может, тоже новый вид сходный?!), перламутровки Евгении присаживались на камни (полюбуйтесь выше…), были их родственницы, похожие на ангаренсис, а также другие – селенис, да много чего другого летало здесь. Поймал я и первую голубянку: лигдамус.


А это здешняя шашечница идуна.


24 июня. Пошел в распадок, что был возле лагеря, и на осыпь забрался… Погода опять испортилась. Еще выше залез, сидел на луговине, любовался какими-то неземными местными горами.


В обед перевалил в другой распадок, солнце выглянуло. Половил больших перламутровок типа эрды (будем разбираться…). Распадок весь – из черного камня, почти без растительности, быстро нагрелся, и стало мне жарко. В ручье решил искупаться. Пора уж! Неделю не мылся, в прошлый раз воду для этого на костре грел… А тут ледяной на себя – из кружки! Ух, хорошо!.. Сидел на горячем камне, обсыхал. Сочи! Вдруг что-то мелькнуло, серо-чёрное, в 20 метрах выше по ручью… Я знаю полёт парнассиуса. Это был он! Пока надел сапоги, поднялся вверх, «это» куда-то исчезло. Махал долго сачком вдоль камней, пытаясь вспугнуть, ждал… Нету. Пошёл вниз. Уже на выходе из распадка опять что-то серо-чёрное – к цветку. Бег, взмах сачком… Самка этого «арктикуса»! Чёрная, как окружающие камни, белая кайма по краю. Боже, реально новый вид!!

--- Продолжение
--- Часть 1, 2, 3, 6

ЯКУТИЯ, МОМСКИЙ ХРЕБЕТ

Или занимательное путешествие энтомолога

Часть третья


14 июня (продолжение). Вышли к безымянному притоку реки Хасан-Тирехтях, перешли большую наледь, с ручьём в ледяном каньоне.


Снова шли лесом. Изба! (Пункт 5). Точно такая же, как первая. Пустые оконные проёмы… Рамы лежат, как и во всех тут избах, на полатях и обтянуты пленкой. Вставляешь в проемы – вот вам и окна! Это чтоб медведь не порвал, ну а стекло выдавить может. Противопоказаны в этих местах стекла. В избе было немало комаров, но я зажёг антимоскитную спиральку, и вскоре их не стало. Приготовили на костре перед избой ужин. Спалось на полатях отменно.


15 июня. Утром нашел возле избы тюбик с противокомариной мазью. Мой спрей «Дэта» оказался малоэффективным против местных комаров – уже через час нападали (на фото – начало…), и двух его баллончиков мне явно не хватило бы на поход, а мазь эта оказалась куда более действенной, и, можно сказать, спасла меня от потери литров крови. Подарок Баяная! Не зря я покормил его в первый день похода, как советовали мне в посёлке – положил оладушек на камень. Вообще, в походе этом мне постоянно везло: и с крепким, покладистым моим попутчиком Кешей, и с погодой, в основном хорошей, и с сезоном, в котором бабочек, по Кешиным словам, было гораздо больше обычного, и с маловодьем в реках, которые надо было переходить… Везло во всём. Эх, всегда бы такие походы!


Шли от избы по старой вездеходной дороге, потом тропой, пообедали на каменистом ложе большого притока Хасан-Тирехтяха, надев на пять минут дождевики от сыпанувшего вдруг дождя.


На привале Кешин носок долго не покидал махаон. Не стал ловить его – обычно я не ловлю фотомоделей!


Дальше пошли вверх по долине безымянного ручья. Сначала лесной и маревой, потом всё более редколесной, каменистой, со всё более крутым подъемом вверх. Ох, нелегко было! Даже Кеша стал уставать, всё чаще останавливался. Вечером дошли, наконец, до перевала – где были снежники и дохнуло зимой. Прошли за него с километр и остановились на ночлег в палатках в каменных развалах у другого ручья (6).


16 июня. Солнце, свежий горный воздух, бабочки порхают… Что ещё нужно для счастья! Половил немного возле нашего лагеря (он на фото). Попалась перламутровка Евгения, которую в Якутии никогда не встречал (новый подвид?), парусник Эверсманна (ох любят японцы описывать его подвиды, а в этих горах эверсманнов никто не ловил, и тоже наверное описание будет!..), чернушка диза, белянки наины и брионии… Собрали вещи и шли вниз по ручью, а я махал по ходу сачком, ловя эти и другие виды. Ручей был бесконечен, в нижней части зарос ивами – пробирались прогалами, переходя и дело не столь уж мелкий поток. Уф, мы в русле Ыстыаннаха! Журчит вода на камнях, смытые в циклон деревья лежат на широком речном ложе… Развели костёр для обеда. День тут, в низкогорье, был жарким. Даже бабочки все попрятались. Обедали, раздевшись до пояса. Я даже хотел искупаться, но вода в реке была ледяная – раздумал. Потом шли старой оленегонной тропой по речной террасе, сквозь поля из карликовой берёзки. Ещё изба! Без двери… Возле неё почаёвничали – на газе вскипятив воду, для экономии времени. Несли несколько его 400-граммовых баллончиков, а я – горелку. Без газа не хожу в такие походы. Проливные дожди могут начаться, а костёр развести из мокрых дров тяжело, да и согреет газ в палатке быстро в критических случаях… Никак без него!


Вечером взошли на другой перевал: низкий и легкий, где почти на каждом шагу попадались медвежьи «лепёшки» (7). Знают звери, где горы переходить! За перевалом долина расширилась, и появился очень красивый пейзаж, в виде стоящего отдельно нагорья: прямо волшебная страна какая-то, так эффектно и как-то даже загадочно смотрелись эти горы. Фото, увы, не передаёт их прелести. Душа запела! Именно здесь начинался тот район, куда я так хотел попасть, глядя зимой на спутниковые карты.


И снова нас ждала изба! Она стояла в двух километрах от этого нагорья на большом тундровом острове меж протоков реки Хакыньди (8). Дверь заложена бочками… «Это чтоб медведь не понял, что тут – дверь», – объяснил Кеша. Я бы тоже не понял, но медведи не знают, что изб без дверей не бывает… На месте окна – ржавый железный лист. С трудом сняли, отогнув толстые гвозди. Явилось крохотное, с несколькими слоями полиэтилена окно. Откатили бочки и вошли в избу. Ба, да она «элитная»! Утеплена минватой с бумажным покрытием, посуда разная, ящики с журналами под общей огромной полатью стоят… «Охотники тут зимой бывают, – сообщил Кеша, – приезжают на снегоходах на чубуку». В избе было прохладно, но растопили печь, и стало жарко как в бане. Дров – всё русло реки! Жить можно…


17 июня. Кеша решил сходить в амбар за продуктами, – до которого примерно 8 км (пункт 12). Сгущёнки у нас маловато, муки принесёт и, говорит, будет лепешки печь. Ушёл, а я к нагорью направился. На такие вот довольно крупные яйца наткнулся возле Хакыньди… Перебрёл её, сняв ботинки и надев пляжные шлёпки, что тоже в поход взял с собой. Вода – лёд! Можно было бы, конечно, в сапогах пойти на экскурсию, но в ботинках, решил, ходить будет легче. Был не прав! В походе этом окончательно понял, что по горам и особенно осыпям лучше ходить в сапогах всё же: ногу «держат», благодаря высокому жёсткому ложу, защищают её надёжней от боковых ударов о камни. Я уж не говорю о переходах по марям, когда нога проваливается меж кочек и может подвернуться в ботинке, – что и случилось как-то с одним моим знакомым. Порвал связки! Да и с мокрыми ногами ходить не очень-то приятно… Так что в горах Якутии – сапоги!


На террасу забрался и в болото с пушицей упёрся. Кормовое растение чернушки Магдалены и похожей на неё фасциаты, любят они такие места. Точно – летит!.. Изловил. Фасциата. Потом ещё одна, и ещё… С десяток поймал. Погода нахмурилась, и бабочки спрятались. Решил пройти в один из распадков нагорья. Снимал по ходу редкостойные «флаговые» лиственницы, округу…


На горный склон поднялся. Шишки стланика сфотографировал. Ветер, пасмурно… Вернулся в избу.


Кеша пришёл поздно вечером. Ещё и сахара дополнительного, макарон приволок. Был страх у нас, что в амбар залезет медведь и съест наши продукты. Дверь заперта лесиной, но может крышу разломать… Обошлось. Сразу теста Кеша замесил, лепёшки на печи испёк. Мука, вода, соль – весь рецепт, а лепешки вкуснейшие получаются, такие и дома не зазорно есть. Хлеб у нас ещё был, но тут на лепёшки насели, каждый по полторы съел, чаем запив. На фото – наш повар.


18 июня. Солнце померкло (на фото) – лесные пожары… Обычное дело здесь летом. Возле избы всё же порхали брионии и желтушки тихе. Негусто… Решили с Кешей наведаться к одной из гор со стороны перевала, с которого прибыли. Шли через редкий пойменный лес. Тополя высокие были тут, часто с сухими вершинами, густые чозении (вид ивы), купы кустов и – следы, следы медведей на песке. Неуютная местность... Раз даже почудилось, что кто-то смотрит на меня из леса – и он не человек. У подножия горы летали всё те же брионии с тихе, попадались белянки каллидице, впархивало немало чернушек диз... Дым на небе почти рассеялся, но вскоре его заволокли в очередной раз тучи, и бабочки пропали. Сидели на камнях, рассматривая округу, лазили «просто так» по склону.


На можжевельнике я вот такого клопа увидел. Так и называется: можжевеловый. По всей России обитает, но только здесь впервые мне встретился вот… Похолодало, ветер взыгрался, и пошли домой. Журналы, сканворды – лежа на полати… Хорошо тут.


19 июня. Сходили к склонам нагорья, где был позавчера. Опять летали чернушки фасциаты. Одна, не прогретая ещё, трепыхалась в траве, и я аккуратно заманил её на палец…


Перламутровки эрды носились у каменистых склонов (Кеша снял одну – на фото), фрейи и фригги «выскакивали» из низких кустов, чернушки дизы перепархивали… Но погода снова испортилась: мга, ветрище, и – скорее в избу, к журналам. Читаю в одном, что в труднодоступных районах Якутии водится первобытный человек: чучунА. Длинные волосы у него, лицо в шерсти... Спрашиваю Кешу: не видел ли он чучуну? Смеётся: «Нет. Но похожее что-то видел, однако, на берегу Индигирки знакомый – лет 8 назад, когда плыл на моторке. В лес убежало то существо... Тут тоже, вроде, встречали. Давно это было…». Мне показалось, что очередные следы медведя, что встретили позавчера, были слишком длинными и напоминали человеческую ступню. Но, говорят, у медведей бывают и такие, да...


20 июня. Пора идти дальше – в самый центр черных гор, верховья реки Хулурин. Это километров 20 примерно. Путь на карте – между пунктами 8, 9 и 10. Кеша говорит, что он будет несложным: по каменистой и ровной тундре, переваливая иногда невысокие гряды. Закрываем окно железом, а дверь бочками.


На Хулурин!

--- Продолжение
--- Часть 1, 2, 5, 6

ЯКУТИЯ, МОМСКИЙ ХРЕБЕТ

Или занимательное путешествие энтомолога

Часть вторая


Итак, я прилетел в Хонуу. Нет – сначала встретил случайно в аэропорту Якутска ещё одного выдающегося человека: путешественника Сергея Карпухина. Не раз бродил он с рюкзаком, ездил на конях и ходил на байдарке по Якутии, и здесь вы можете увидеть его замечательные репортажи: https://karpukhins.livejournal.com/. Именно он открыл недавно миру уникальный останцовый комплекс Улахан-Сис – сравнимый с Каппадокией, а то и превосходящий её: одно из последних географических открытий на нашей планете. Впрочем, Якутия и ещё может дать их!.. На фото – Сергей Карпухин.


А это фотография Хонуу, взятая с позволения Сергея из его репортажа о походе в Момских горах (https://karpukhins.livejournal.com/37591.html), так как мои фото поселка не очень получились – сразу убежал ловить бабочек! Сам посёлок – якутский, русских в нём практически нет, иногда встречаются эвены.


Ну вот и моё фото: дом (слева), где жил. Один из немногих новых в посёлке. Директор природного парка «Момский» Михаил Николаевич Иванов предоставил мне в нём бесплатно квартиру и любезно поручил надо мной шефствовать своей родственнице Надежде Васильевне Ивановой. Спасибо им большое! Работал я по договору с Алтайским университетом, под руководством известного в России и за рубежом энтомолога Романа Викторовича Яковлева – обязуясь предоставить ему часть сборов, и был принят в Хонуу на официальном, а все-таки очень дружеском уровне!


А это стела возле аэропорта. Красиво сделано!


Церквушка на окраине Хонуу.


По просьбе местных педагогов провёл энтомологическую экскурсию для пятиклассников средней школы посёлка Хонуу. Показывал им бабочек – которых вместе ловили сачком, а потом отпускали, рассказывал о разных их видах, искали гусениц…
На лекции в школе объяснил детям, как выращивать бабочек, дал им для этого пластиковые контейнеры и назначил приз в виде «засушенной» тропической бабочки в рамочке, привезённый с собой, тому, кто вырастит их больше всех. Научная работа – ведь преимагинальные стадии большинства видов якутских бабочек неизвестны, и я пообещал юным ассистентам, что укажу их в будущей публикации. Выведшихся бабочек предполагалось не замаривать, а отпустить – достаточно и фотографии, ведь дети не профессиональные энтомологи, и не надо их травмировать «полевыми метОдами». На фото – мои экскурсанты и учительница биологии местной школы Айталина Петровна Эверстова.


Хонуу окружено болотами и марями, любимыми комарами, но избегаемыми бабочками, и главным местом моих энтомологических экскурсий была грунтовая дорога вдоль летного поля аэропорта. Насыпали когда-то оное, разрослись на нём астрагалы, зонтичные и другие кормовые и нектароносные растения бабочек, и запорхали они тут во множестве и немалом разнообразии. А говорят, антропогенные факторы убивают насекомых… В Европах, но не в Якутии! Здесь были нередки чернушки дискоидалис и желтушки тихе, попадались белянки наины и белянки брионии, порхали чернушки эмблы и желтушки гипербореи, маленькие очень тёмные махаоны мчались мимо, – чаще, хитрые, за колючей проволокой лётного поля…


Ловил также в 5 километрах от Хонуу на сухих полянах вдоль берега Индигирки. Вид на реку.


И «пасся» чуть поодаль на не сильно старых бульдозерных разроях у нефтебазы. Ну конечно же тут был так любящий их парусник Тенедий! Летал в немалом числе. Вот он, красавец. Подвид скептика.


Директор парка настоятельно не рекомендовал мне идти одному в Момские горы, ссылаясь на их медвежью перенаселенность, и попросил меня подождать бывшего в отъезде егеря, которого он хочет снарядить мне в попутчики, и у которого будет ружьё. Я согласился. Вечером 12 июня егерь прибыл в поселок, а уже на следующий день в обед мы стартовали. Смотрите карту, пункт 1. Звали егеря Иннокентием Фёдоровым, по национальности он был якут, старше меня на два года, но, по словам местных – ходил по горам как чубуку (якутский горный баран). Что ж, посмотрим…


Знакомый Иннокентия довёз нас на древнем уазике до среднего течения реки Арга-Тирехтях (пункт 2), прыгая полпути колёсами по камням русла реки, но преодолев в итоге 45 километров. Немало! Нам пришлось бы потратить на это два дня пути, тащя на себе 40-килограммовые рюкзаки. Кстати, часть продуктов Кеша (теперь так его буду называть, поскольку быстро с ним подружились) ещё весной завёз на снегоходе в амбар одной из дальних точек маршрута, а то пришлось бы нам тащить намного больше! На фото Кешин приятель и его машина.


А это Ваш, пока ещё упитанный, автор.


И Кеша.


«Медведи нам обязательно попадутся», – сказал Кеша, зарядил ружьё и нёс его весь поход стволом вперёд, на взводе. Он был прав! Медведь попался нам уже через полчаса похода. Три раза рыкнуло что-то утробно из кустов. «Предупреждает…» – сказал Кеша. Я несколько ускорил шаг. Удивительно, но это был единственный медведь за весь наш поход! Попадались во множестве их следы, один раз они были даже мокрыми – зверь только что бежал, заслышав нас (или затаился?!..), но больше медведи себя никак не проявляли. Через два часа похода вышли к избе (пункт 3). Уф, неплохо! В палатке ночевать что-то не очень хотелось… Изба осталась от эвенов, которые пасли когда-то в этой округе оленей. Было у них что-то типа колхоза, но в Перестройку перестали платить зарплату, подождали они года три, перекрестились и порезали стадо. Кто снегоход купил, кто дом в поселке поставил, и вот осталась эта изба и другие кое-где по маршруту. Приюты редких охотников и одного «заблудшего» энтомолога.


14 июня. Продолжаем поход. Идём в сапогах, ибо часты болотины, мари. В рюкзаке тащу горные ботинки. У Кеши обувь вся – сапоги, не любит он ходить в ботинках по здешним горам. По старой оленьей тропе, через лес и по марям, вышли к перевалу (4). Не сильно высок, но вспотели изрядно, устали. Сидели на больших камнях на гребне хребта, смотрели на два озера впереди. Красиво! Бабочек я, наконец, начал ловить – сделав десяток шагов. Поймал белянку каллидице (одну сфотал – выше), желтушку тихе и что-то типа энеиса магны.


Опять шли по марям – долгим, «вязавшим» ноги, я яро дышал и чувствовал, как стремительно убывают жир и вес. Кеша шёл спокойно. Он был жилист, как дерево тиса. Вдобавок к ружью он нёс в рюкзаке трёхкилограммовый фотоаппарат «Никон» и объективы к нему. Увлечён природной фотографией, много чего отснял в своих обходах и личных походах, и здесь я помещаю встреченную им как-то белку, – одну из которых сегодня тоже видели, такой же примерно окраски. Может, и ту…


Еще одна его фотография. Мда, не надо нам таких объектов по маршруту. Не-надо!

--- Продолжение
--- Часть 1, 4, 5, 6

ЯКУТИЯ, МОМСКИЙ ХРЕБЕТ

Или занимательное путешествие энтомолога

Часть первая

Сначала – мечта, вглядывание в спутниковые карты. О какие чёрные горы! Бабочки любят такие. В Момских горах энтомологи ещё не бывали. Сходить бы туда!.. Мечта лет двадцати последних. Но не пускали всё дела и деньги – в Хонуу, точку начала похода, слетать из средней полосы, что в Таиланд два раза! Дела пустили наконец, на деньги я «забил» – ибо доколе! Тебе уж 56, и сколько ещё сможешь ходить?.. Торопись!
И вот купил весной я в Интернете авиабилет в Хонуу, и 5 июня прилетел в Якутск, на полпути. Опять остановился в Доме Купца на «Чочур Муране» – ставшем визиткой столицы Якутии этнографическом комплексе, который создал и которым владеет мой давний добрый приятель Герман Арбугаев. Бесплатно селит меня тут, кормит за так в ресторане… Можно сказать: меценат! Герман – уникален. Имеет машину хорошую, яхту, но ездит домой на лошади! Сидит в седле, копыта по асфальту цокают… Душа поэта! Я не раз упоминал в своих отчётах «Чочур Муран», и пора бы рассказать о нём подробнее.


Назван так комплекс в честь горы, возле которой стоит. На ней – лес и поляны, где водятся неплохие бабочки, и я иногда брожу по ним с сачком. Вид с горы.


А вот основные здания «Чочур Мурана»: в центре – ресторан, справа – Дом Купца, а слева – Зимовье Охотника. (Ну и списанный вертолёт стоит для дополнительного привлечения посетителей, – хотя многие, включая вашего автора, считают, что он несколько портит «антураж»). Комплекс сделан в виде острога, которые стояли когда-то в разных местах Восточной Сибири. Материал – огромные лиственничные брёвна. Брал их Герман от старинных изб, а Дом Купца привез, разобрав, с верховьев Лены. Купец в нём и жил когда-то и, говорят, проведывает иногда дом по ночам в виде приведения. Никогда оное, впрочем, не видел.


Но всё же жутковато в этом доме ночью идти в туалет, ибо напротив находятся вот такие экспонаты.


Изразцы Дома Купца. Класс!


Вырезанный из дерева мамонтёнок неподалёку.


Теперь пройдём в Зимовье Охотника. В нём – медвежьи шкуры, чучела птиц, фотографии трофеев и охотников и многое другое. Зимовье Охотника можно снять для торжества, посидеть в нём компанией за массивным столом из дерева, вкушая яства из дичи, которые приготовят в ресторане «Чочур Мурана», и запивая её местной изумительной водочкой «Подлёдка».


Пробовали, знаем… :)


Снаружи – тоже неплохо… Фото Вадима Зарицкого.


А теперь – главное здание. Один из залов. Размах рогов этого лося столь велик, что в нём поместится небольшая подводная лодка… Впрочем, это опять – «Подлёдка», простите. :) Но экспонат впечатляет: один из самых крупных в Восточной Сибири!


А это – сбоку. Ружья первопроходцев. Да, была эпоха!


Дух охоты, добрый Баянай, над ними.


Рыбки.


Ну и приготовленные... Строганина из нельмы или чира, макаемая в особый местный соус – любимейшее моё блюдо в «Чочур Муране».


А это наверху. Угадайте, чей скелет?


Достопримечательностей на «Чочур Муране» очень много, и в следующий раз я обещаю показать вам другие. Указатель перед главным зданием.


Душа «Чочур Мурана» – его сотрудник Роман Шавлов. Потрясающий кулинар, художник и энциклопедист в зоологии, знающий всё о птицах, рыбах, млекопитающих, а недавно увлёкшийся с подачи одного заезжего энтомолога (гм…) бабочками и собирающий их коллекцию.


А это хозяин комплекса Герман, со своей любимой лошадью. Селфи.


Ну не могу ещё не сказать о детях Германа. Воспитал талантов, которых в мире не сыскать! Дочь, Евгения Арбугаева – фотожурналист, живет в Лондоне и работает в журнале National Geographic. Здесь можете посмотреть её работы: http://www.evgeniaarbugaeva.com/about/. Один репортаж, кстати, посвящён законсервированной биологической станции в Танзании: http://www.evgeniaarbugaeva.com/stories/---amani/, которую можно посетить энтомологу. Внимайте, коллеги!.. Сын, Максим Арбугаев, живущий в Москве – восходящая звезда мировой документалистики. Последняя его работа, совместно с Кристианом Фраем – фильм «Генезис-2» ( https://www.kinopoisk.ru/film/1112217/ ). На фото слева направо: Макс, Герман и американский актёр Итан Хоук во время кинофестиваля в Солт-Лейк-Сити, где младший Арбугаев получил один из главных призов.

--- Продолжение
--- Часть 3, 4, 5, 6

Решил я жить в деревне. И вас в неё зову!

Устал я что-то от города. И решил жить в деревне. Тем более, профессия позволяет: гид экологических туров. Деревню выбрал сразу. Преображеновкой называется, и находится в Добровском районе Липецкой области. Лесом большим окружена. Что и надо для моих туров! И вообще, всегда хотел жить в лесу. Вот написал об этом даже эссе: http://www.proza.ru/2015/11/20/1277. Ну и о комфорте думал... А в Преображеновке: асфальт на всех улицах, тротуары, цветники везде, плавательный бассейн, поле с искусственной травой для футбола и тенниса, магазины, благоустроенный пляж на пруду, вай-фай... Не хуже города! И никуда ездить не надо, всё доступно пешком. И - чуть больше ста жителей всего в деревне! Маленькая, уютная. Просто рай! Кстати, 5 лет подряд (!) в федеральном конкурсе Преображеновка признавалась самым благоустроенным сельским поселением России. Строю дом на её лесной опушке. И вас зову в нашу деревню жить! Здесь о ней - мой фоторепортаж. (Фото - автора, и некоторые взяты с сайта деревни http://преображеновка.рф).


Преображеновская школа. Тоже среди лучших в стране: и по оснащению, и по качеству обучения. Учеников в ней всего 5-6 на класс. Качество и от этого, возможно! :)


Здание администрации Преображеновки. Октябрь, листья с берёз облетели, а у нас - цветы!

05.jpg
А это летняя композиция. Таких на улицах Преображеновки немало.


Местный бассейн. Мне удалось подобрать к нему удачный фон. :)


Футбольное поле на фоне школы.


Один из ракурсов центра деревни. Справа - здание культурно-спортивного комплекса, с гостиницей для туристов.


Пляж возле местного пруда.


Строящаяся церковь.


Вид на магазины Преображеновки.
________________________________________________________________________________________________

Ещё 9 фото >>>
________________________________________________________________________________________________

Решил я жить в деревне... Продолжение.


Красивые дома видны из леса...


В Преображеновке установлено много скульптур. Эта называется "Памятник плотнику", в честь одной из главных некогда здешних профессий. (Фото Алексея Логинова)


Ангел в местном Мемориале Славы.


А это его "антипод" - леший. :)


Здесь можно в телеге посидеть... :)


А тут покачаться.


Какая-то делегация в теплице Преображеновской школы. Цветочную рассаду для украшения деревни выращивают её ученики.


Местные жители. По-моему, с них и сделаны очередные скульптуры. :)


Субботник по посадке деревьев. Такие проводятся в Преображеновке регулярно.
________________________________________________________________________________________________

И ещё 9 фото >>>
_____________________________________________________________________________________

Решил я жить в деревне... Окончание.


Во время местного "Фестиваля грибов". Тоже проводится регулярно.


Не поверите... Виктор Салтыков! Вот такие звёзды приезжают иногда в мою деревню с концертами. Влюблены, говорят, в неё! :)


А вот один из главных преобразователей Преображеновки: её глава администрации Анатолий Анатольевич Попов. Энтузиаст, трудяга. Так держать! (Фото Эммы Меньшиковой)


Ну и о местной природе... Лес деревню окружает громадный, и растёт в нём множество цветов. Например, такие. (Сон-трава).


Грибы здесь родятся "толпами"!


На болотах прямо в деревне растёт клюква!


Ковры роскошные в лесу!


А какие березняки!


И речка есть неподалёку, где можно купаться, рыбачить, загорать на диких пляжах... Преображеновка и её природа великолепны! Приезжайте к нам жить!

Больше о нашей деревне можно узнать на её сайте: http://преображеновка.рф/.